Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Орландо
Портал русскоговорящего Орландо
Русская реклама в Орландо
Портал русскоговорящего Орландо
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Порядочность... милосердие... великодушие...

Автор: Ирина Бабич

Я выбрала для нашей беседы очень личную тему: «О тех, кого мы помним и любим». И решила для начала составить список самых любимых, самых дорогих - тех, о ком поэт сказал с пронзительной точностью: «Не говори с тоской - их нет, но с благодарностию - были». Вот я и записала: Виктор Платонович Некрасов, Георгий Александрович Товстоногов, Евгений Павлович Леонов, Сергей Владимирович Образцов, Николай Иванович Дубов (незаслуженно забытый замечательный прозаик)... В общем, список  получился длинный - так уж нам с мужем повезло, так получилось...

Не знаем, кого и благодарить - Всевышнего, Судьбу, Его Величество Случай. Ясно только одно: рассказать за один раз я сумею о двух-трех из этого списка, не более, это ж были не случайные встречи, а складывавшиеся годами отношения. И, перебирая в уме разговоры, какие-то милые эпизоды, я задумалась о том, что было, безусловно, было что-то общее в этих людях, таких самобытных, разных по характеру, привычкам, темпераменту, вкусам, образу жизни... Только вот – что? Что именно? И тогда откуда-то из подсознания выплыло старинное слово: ПОРЯДОЧНОСТЬ.

Как редко встречаем мы в нынешнем обиходе эти прекрасные слова: порядочность, милосердие, великодушие. А вот как формулирует Толковый словарь Владимира Даля - что есть «порядочный человек»: «Порядочный человек - ведущий, держащий себя изрядно, прилично, как должно». А как именно должно?

Это длинный и непростой разговор - что такое  «должно», а что - нет. Но вот одна довольно давняя история, показавшаяся мне интересной. Был у нас в Израиле такой случай: боевой генерал допустил, скажем, так, не слишком этичные высказывания в адрес нескольких своих коллег - выходцев их сефардских общин. Генерал посетовал на то, что трудно ему общаться с Иксом, Игреком, Зетом, ибо любое критические замечание они переводят в область претензий не к ним самим, а почему-то к их общинам. Что тут началось! Неосторожного генерала сразу же обозвали...расистом, не больше и не меньше! Я не поленилась - открыла Энциклопедический словарь новейшего издания. И прочитала: «Расизм - совокупность концепций, основу которых составляют положения о физической и психической неравноценности человеческих рас и решающем влиянии расовых различий на историю и культуру общества». Теперь скажите мне, Б-га ради, какое все это имеет отношение к высказыванию о неоправданной обидчивости Икса, Игрека и Зета? Не знаешь, что такое «расизм» - загляни в словарь, никто из великих такого самоконтроля не гнушался.

Использовать броский термин, чтобы облить человека грязью, припечатать к позорному столбу: вот это - по определению - непорядочно. И что с того, что расизм в неосторожном высказывании вспыльчивого генерала и не ночевал? Вот пусть теперь он и доказывает всем, что он не верблюд...

Такое передергивание в любых конфликтных ситуациях - прием небезопасный и к добру не ведет. Как-то была я в большом интернате, беседовала с одним из его руководителей. Но рядом, прямо на асфальте дорожки, группа воспитанников установила транзистор и врубила его на полную мощность.

- Скажите ребятам, чтобы убрали эту музыку подальше, - попросила я. - Не могу, - был ответ, - они скажут, что я не против музыки вообще, а против именно их кассеты, привезенной из Эфиопии.

…Знаете, когда-то так ругались соседки на коммунальной кухне:

 - Ты заняла мою конфорку!

- А у тебя, зато халат грязный!

    Ну да Б-г с ними - с Вороньими слободками на разных уровнях и континентах. Но заговорив о порядочности, выстроив ряд со словами «порядочность, милосердие (милое сердце) и великодушие (великая душа)», я хочу обратиться к моему родному журналистскому цеху. Точнее - к статье в одной из наших русскоязычных газет, буквально потрясшей меня четко проявленным желанием автора: повесить как можно более тяжелый камень на и без того еще неокрепшую олимовскую шею. И - подтолкнуть человека с оным камнем на шее к обрыву над пучиной...

Существует множество жанров критических выступлений на страницах газет  и журналов: фельетон, юмореска, ироническая проза, проблемная статья - ну, и так далее. Если вы хотите познакомиться с образцами настоящей, деловой критики - обоснованной, опирающейся на конкретные факты, намечающей пути борьбы с выявленным злом да еще написанной прекрасным русским языком - рекомендую работы журналиста Петра Люкимсона (мне очень жаль, что я с ним не знакома). Вот где профессионализм, фундаментальность и полное отсутствие тенденции «ради красного словца не пожалею и отца». Я вспоминаю мою наставницу в «Известиях» Любовь Михайловну Иванову (да будет земля ей пухом) - она всегда учила нас, что пафос критической статьи заключается не в том, чтобы придавить читателя обнаруженным злом, а в том, чтобы возбудить в нем желание с этим злом бороться. И поселить в его сердце веру, что искоренить зло возможно, только не надо ждать, что это сделает кто-то другой. В том и состоит задача журналиста!

  Порядочный человек... Я уже цитировала старика Даля, есть у меня и более современное определение - Сергея Ивановича Ожегова. Но это, как говорится, «под занавес». А сейчас - о той статье, которая подвигла меня на этот разговор. О статье, где автор, не приводя НИ ЕДИНОГО ФАКТА, а основываясь лишь на личной желчности, безапелляционно объявляет всех нас, жителей Израиля, стадом, сбивающимся в кучу, задыхающимся в этой куче, не имеющим ни единого шанса на глоток свежего воздуха... Не верите?  Извольте - я открываю кавычки:

«Иногда мне становится просто невыносимо ощущать себя жителем Израиля... Нужно иметь недюжинный духовный потенциал, чтобы вытолкнуть себя из этой липкой, вязкой, проникающей в мозги и легкие среды... Даже отдаленное отношение к еврейству, как мне кажется, делает человека менее дееспособным, менее самостоятельным, приговаривает его к тесноте и обиде... Все индивидуальные трепыхания очень быстро нивелируются, все реже и реже удается высунуть из  клубка голову и глотнуть свежего воздуха; о том, чтобы выбраться наружу всем телом я уже не говорю... А нам с вами утешаться нечем...Бессилие порождает безнадежность, безнадежность - безысходность»...

И так далее в том же духе. Ну как - не слабо? Вы скажете: человек режет правду-матку, а я спрошу: зачем ее резать? Вы возразите: но он высказывает собственное мнение. А я спрошу: по какому праву он расписывается за меня, за вас, за каждого, кто возьмет в руки его статью? И даже не то важно, что автор говорит за людей незнакомых и, по-видимому, ему  неведомых - это просто свидетельствует о дурном  воспитании. Важно и страшно то, что статья может попасть в руки людей, оказавшихся в исключительно тяжелых обстоятельствах. И такие люди, прочитав самоуверенные рулады автора, рухнут под их тяжестью. Вы не согласны? А про последнюю каплю, переполняющую стакан, забыли? Хотите - спросите у психиатров, психотерапевтов, психологов:  каким психотравмирующим фактором могут стать масс-медиа, а попросту - средства массовой информации, неуправляемые здравым смыслом и добрым сердцем (напоминаю: «милосердие» и «добросердечность» стоят в одном ряду с понятием «порядочность»). Всего одна, так называемая, «заказная» статья об очередном целителе - и толпы возбужденного народа осаждают его лежбище, отвергая тем самым столь необходимую им медицинскую помощь («Вы что - не читали? Он же из Ашдода вылечил пациента из Лондона!»). Одна неосторожная заметка подгулявшего журналиста - и вот уже дивные пляжи Кинерета стоят пустыми («Вы что - газет не читаете? Там же плавает неведомо откуда сбежавший крокодил!» «Что значит – неведомо откуда? Из Хамат-Гадер, крокодильего питомника, он же почти что рядом с озером. И не один, а два крокодила!»). Помните, был такой слушок - много шороху наделал… И что бы ретивому «шакалу пера» хоть как-то проверить ухваченный на слух «сауп» - сенсацию? А зачем? Вести себя всюду, в том числе и в профессии «как должно» (по Далю) - это прерогатива ПОРЯДОЧНОГО человека!

            «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется» - написал поэт. Но газета - не сборник лирических стихотворений, у нее другие функции, другие задачи. О чем думал процитированный мною журналист, низвергая на газетный лист свои депрессивные миражи? На кого рассчитывал, утверждая, что «нам утешения нет» и что «бессилие порождает безнадежность, а безнадежность - безысходность»? На мать-одиночку, бьющуюся за то, чтобы сделать достойной жизнь - свою и своего ребенка? На инженера, взявшего в силу обстоятельств в руки метлу? Именно так он хотел их поддержать???

      Стыдобушка!.. Я не стану называть ни имени данного борзописца, ни его газеты, ни даже заголовка статьи - он не единственный у нас любитель сунуть палец в ранку, разворотить ее и заботливо всыпать туда порцию соли. И вообще доносами я не занимаюсь. Просто очень хочу предостеречь от статей подобного сорта. А вот и обещанная формулировка из Толкового словаря С.И.Ожегова:

«Порядочность - неспособность к низким поступкам».

P.S. A о любимых своих людях из того первоначального списка я обязательно вам расскажу. Не обо всех сразу, а по очереди.