Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Орландо
Портал русскоговорящего Орландо
Русская реклама в Орландо
Портал русскоговорящего Орландо
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Русская трансатлантическая линия

Автор: C. Белкин

Среди бедняков, пытавшихся найти себе место в жизни за океаном, было очень много выходцев из России, особенно в начале ХХ века. Люди уезжали за границу, спасаясь от нищеты, от призыва в царскую армию, от политических преследований и погромов. Только в США за период 1901-1904 гг. ежегодно эмигрировало из России в среднем по 120 тысяч человек; в 1905- 1908 гг. – до 200 тысяч; в 1909 – 1912 гг. – 160 тысяч. Если же учесть, что в эти же годы огромное количество выходцев из России эмигрировало в другие страны (Канаду, Центральную и Южную Америку), то общее количество эмигрантов из России к началу Первой мировой войны достигало полумиллиона человек в год.

Официально царское правительство эмиграцию не разрешало, но к тому времени коррупция в стране достигла таких масштабов, что любой желающий прекрасно знал, кому и какую взятку он должен дать, чтобы выправить себе и своей семье заграничные паспорта.

Как только выходец из России оказывался за границей, он сразу попадал в хорошо налаженную машину международного пула по перевозке эмигрантов, в который входили пароходные компании Германии и Голландии.

Прежде всего эмигрант попадал на контрольно-пропускной пункт, расположенный на восточной границе Германии. Там производился строгий полицейский и медицинский осмотр. Больных сразу отправляли обратно. Из здоровых пропускали лишь тех, у кого был билет на один из пароходов пула.

Тех счастливцев, которые прошли отбор, содержали в специальных помещениях, полностью изолированных от окружающего мира. Их заставляли покупать продукты только в особых лавках, где за товары могли назначать любые цены.

Наконец наступал день, когда эмигрантов сажали в поезд и отправляли в порт, откуда должна была начаться морская часть пути. Снова бараки, окруженные высоким забором. В этих бараках люди жили неделю, две. За всякое неподчинение, попытку выйти за пределы лагеря или связаться с представителями прессы человека исключали из списков на очередную отправку.

За формулировками дело не стояло: любого могли признать больным или, скажем, «имеющим нравственные или физические недостатки, лишающие его возможности работать». А с такой характеристикой на основе законодательства об эмиграции в США не пускали.

Людей держали в страхе и покорности. Самых строптивых пул грозил признать неспособными к труду, и это автоматически закрывало перед эмигрантом райские врата в Новый Свет. Чтобы доказать обратное и умилостивить судовладельцев, эмигранты бесплатно разгружали вагоны, грузили на пароходы уголь и выполняли любую другую работу.

Пользуясь тем, что среди эмигрантов было много людей неграмотных и, уж во всяком случае, мало искушенных в юридическом крючкотворстве, судовладельцы беззастенчиво обманывали, грабили и эксплуатировали своих клиентов. Так, разъезжавшие по России агенты рисовали перед жителями какого-либо провинциального городка или еврейского местечка райскую жизнь за океаном, а на вопрос, сколько стоит билет в Америку, отвечали: «Да сущие пустяки, каких-то 10 – 20 рублей». Бедняк распродавал свой скарб, набирал требуемую сумму, и действительно получал билет в Америку. Счастливец снимался с места, пересекал русскую границу, не обращая внимания на то, что на билете была надпись: «В Гамбурге доплатить 50 рублей». Эмигрант добирался до Гамбурга, и только когда чиновники пула требовали от него дополнительные деньги, какие он, может быть, за всю свою жизнь и в глаза не видел, бедняк начинал понимать, в какую ловушку он попался.

Несчастные люди оказывались брошенными под открытым небом в чужом городе, не зная языка, не имея за душой ни копейки. Некоторые начинали воровать, просить милостыню, другие кончали жизнь самоубийством.

Не легче складывалась судьба и тех, кому вообще предлагали эмигрировать в Америку…бесплатно! А когда измученные люди, пораженные щедростью этого опрятно одетого и красиво говорившего господинчика, переспрашивали: «Как, совсем бесплатно?», - агент бодро отвечал: «Абсолютно бесплатно! Ну, в крайнем случае, там, в Америке отработаете стоимость билета, а потом станете независимыми людьми».

Человек подписывал контракт, и капкан захлопывался. Там, в Америке эмигрант становился самым настоящим рабом, бесплатно работающим на хозяина до тех пор, пока у него были силы и здоровье, после чего его выбрасывали на улицу.

В России в различных журналах нередко появлялись пространные статьи о проблемах эмиграции. Авторы рисовали трогательные картины переезда «бедных и несчастных людей». Однако сочинителей меньше всего интересовала трагедия русского эмигранта, а тем более - социально-политические корни массового бегства людей за границу. Их, представителей деловых кругов, беспокоило и возмущало другое: стоимость проезда одного эмигранта за океан составляла 60-65 рублей. Кроме того, на 35-40 рублей его обманывали и эксплуатировали представители трансатлантического пула. Таким образом, на каждом русском эмигранте иностранные судовладельцы наживали по 100 рублей, а если ежегодно из России эмигрировало до 500 тысяч человек, значит, русские предприниматели теряли каждый год до 50 миллионов рублей прибыли!

Поэтому в России все громче стали раздаваться голоса за создание своей трансатлантической судоходной компании, и в конце концов было организовано Русское Восточно-Азиатское пароходное общество, которое в 1908 г организовало эмигрантскую трансатлантическую линию Либава – Нью-Йорк. Первоначально линию обслуживали четыре парохода: «Бирма», «Россия», «Курск» и «Царь», а впоследствии флот компании пополнился еще несколькими судами.

Регулярно, два раза в месяц, компания отправляла из Либавы свои суда, которые совершали 20-30 рейсов в год и перевозили 20 – 30 тысяч пассажиров. Хотя суда были предназначены в основном для эмигрантов, на каждом из них было оборудовано до 100 каютных мест для пассажиров первого и второго классов. Билет до Нью-Йорка в первом классе стоил 170 рублей, во втором – 135 рублей, в эмигрантском – 85 рублей; за ребенка в возрасте от 1 до 12 лет плата составляла 42 рубля, за грудного ребенка – 5 рублей. Переход через океан длился в среднем 10-11 суток.

Первая мировая война не приостановила работу русской трансатлантической линии, только теперь суда отправлялись не из Либавы, а из Мурманска (зимой) и из Архангельска (летом).

В 1917 г русские трансатлантические лайнеры были захвачены англичанами, и после войны они вернулись на Северную Атлантику - сначала под датским, а затем под польским флагом в составе новой компании «Гдыня – Америка Лайн».

Польская трансатлантическая линия просуществовала (с перерывом на годы Второй мировой войны) до 1951 года, когда в связи с началом холодной войны правительство США отказалось принимать в своих портах суда под флагом ПНР, и линия прекратила свое существование.