Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Орландо
Портал русскоговорящего Орландо
Русская реклама в Орландо
Портал русскоговорящего Орландо
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Другие времена....

Автор: Людмила Баршай

Когда Россия оказалась в вихре двух революций - февральской и октябрьской, - многое сосредоточилось в поисках ответа на вечные вопросы: как жить и кого винить в том, что жизнь не удаётся. В который уже раз людям пообещали всеобщее равенство и братство. Милая сказка, на которую нанизаны все революции, воскресла. Вначале равенство заменили уравниловкой. Какое-то время прежние принципы сопротивлялись: “бывшие” отвергали Тимирязева Блока за их сотрудничество с большевиками. В салоне у Гиппиус и Мережковского принимали только “своих”, а Гумилёва расстреляли, в общем, за верность корпоративным правилам поведения, которых чекисты не признавали. Революционное кино и театр высмеивали картины прежней жизни, а какой-то карикатурный Киса Воробьянинов стал со временем главным воплощением “проклятого прошлого” и его манер.

В новой жизни, как заметил поэт, «души меняли на керосин». Югославский коммунист Джилас описал несколько послевоенных политбюровских пьянок в Москве, где его поразило не количество выпитого, а «манеры» сталинских соратников. Впрочем, в течение недолгого времени ещё встречались странно одетые и старомодно себя ведущие пожилые люди. Твардовский рассказывал, как посетив в молодости дом старого академика-кораблестроителя Крылова, он был ошеломлён, когда хозяин на прощание подал ему пальто. Заметив смущение гостя, старорежимный академик сказал замечательную фразу: “Молодой человек, я не имею оснований перед вами заискивать...”. Новая жизнь была противопоставлена прежней. Общество быстро расслоилось, ни о каком единстве и равенстве уже речи не было...

Счастливых однородных толп не бывает... В США, где перепутываются не только времена, но и цивилизации, проблемы переменчивости и стабильности выглядят особым образом. Здесь свои легенды. Например, про общество равных возможностей. Америка не так давно начала придумывать себе конфетное прошлое: ласковые ковбои на киноэкранах и глаженые джинсы на прилавках стали первыми свидетельствами этого процесса. Мир мечтает об основательности; в ответ на мелькающие приметы бытия люди пытаются восстановить более надёжный стиль общения, даже манеры прежних времён. Оказывается, с этим связано и многое другое: семейные ценности, отношения между детьми и родителями. Многие стали соглашаться, что призабытые категории, вроде уважительных отношений в семье, не столь уж и нелепы и, согласно опросам, далеко не все мечтают взять в жёны, например, Мадонну и т.п. Попытки восстановить уверенное, несуетное течение времени и манеры, защищающие личность от непрошенных вторжений в её мир, уже делаются. Но прошлое и настоящее оказываются куда сложнее.

В начале 20-х годов в Америке вышел- и тогда же был удостоен литературной премии - роман Эдит Вартон “Эпоха невинности”. Несколько лет назад известный кинорежиссёр Мартин Скорсезе поставил по нему фильм, а совсем недавно роман был переведен на русский язык. Жителям сегодняшнего Нью-Йорка забавно будет прикоснуться к Нью-Йорку конца 19-го века, где общение было нормировано до предела, равенством даже не пахло, а званые вечера и театральные представления были прчти единственным способом показаться на людях. Жизнь была не похожа на нынешнюю и внешне: с лакеями в шёлковых чулках и гостями в бальных платьях и перчатках. Опасность выпасть из общества была едва ли не самым страшным из возможных наказаний, и человеческие жизни ломались, потому что приходилось сочетать свои привязанности и желания с суровыми правилами, регламентировавшими окружающий мир.

Роман Э.Вартон, конечно же, о любви, о том, как нормы поведения разлучают и соединяют людей по правилам, нарушить которые не так-то просто. Сто лет назад, как понимаете, не было ни радио, ни телевидения, оперные спектакли были нечасты, и встречи в антрактах тоже нормировались. Приёмы происходили строго в назначенные дни и часы и в известных домах. А постучаться в неурочное время было не принято и так не делалось. Если же человеку отказывали от дома, он выпадал из круга общения, становился изгоем. Помните трагедию Анны Карениной? Другая страна, но проблема та же... По этим правилам долго жил весь цивилизованный мир. Перечитывая воспоминания о событиях прежних лет, можно представить общество, в котором люди не имели широкого выбора впечатлений, характерного для наших современников. Зато было нечто принципиально важное в способах отбора приятелей и строгости прежних манер. В Бостоне, например, куда прибывали первые иммигранты из Англии три с лишним века назад, не разрешалось без серьёзной причины освещать свои жилища после 10 часов вечера и нежничать при посторонних. Молодёжь, особенно девушки, не имели права прогуливаться поодиночке. Общественный статус определялся тем, кто принимает тебя в доме и кого принимаешь ты. Не думаю, что нынешние иммигранты более одиноки, чем были тогдашние, но те жили более разборчиво. Сочла возможным напомнить о том времени, потому что очень уж многое призабылось за нынешними разговорами о всеобщем единстве. Трагедия, связанная со страхом человека быть изгнанным из общества, стала достоянием литературы и вспоминается сегодня как нечто вроде странности ушедшей эпохи, от которой давно отвыкли. А между прочим, Пушкин погиб именно потому, что оказался в ситуации, когда надо было защищать честь или “потерять лицо”. И Лермонтов - тоже. Люди, которым при свидетелях не подали руку, стрелялись... Начав заметки с нереальности всемирной сказки о равенстве и братстве, я просто напоминаю себе и читателю, что равенства нет нигде. Да, другие времена и другие нравы, тем более, и страна другая. За этой фразой можно, конечно, спрятаться. А пользуясь терминологией упоминавшегося романа, сказать, что “эпоха невинности” миновала, ушла, осталась в истории. Но так ли это? С момента приезда в США только и слышим: американский образ жизни, американские ценности, американский стиль... И как-то подумалось, а может есть американская этика и этикет? Спросила об этом учёного соседа, коренного американца, историка по специальности. “Что-то своё есть. Хотя этика - это мораль. А она и в Африке - мораль.Что касается этикета, то есть правила поведения...”

Так ли это? На мой взгляд, точка зрения на другой народ зависит от воспитания человека в той стране, откуда он приехал. Например, бразильцы считают американцев слишком трудолюбивыми, англичане – слишком прямолинейными, японцы- высокомерными, мексиканцы- расчетливыми. Но все считают американцев открытыми, дружелюбными, энергичными и справедливыми. Среди множества людей разных национальностей американцев выделить нетрудно. Чаще всего они не снобы. Высокомерие здесь не считается признаком хорошего тона. Как правило, американцы довольно сдержанны при встрече или прощании, не придерживаются европейского этикета по отношению к женщине. У американцев могут быть друзья, которых мы скорее бы назвали приятелями или просто знакомыми - по работе, клубу и т.п. В Америке лёгкий характер и общительность (они называют это коммуникабельностью) ценятся так же, как и профессионализм в работе. Очень распространены комплименты и эмоциональные оценки даже простейших результатов выполненного дела. В Америке не принято давать советов. Человек, который это постоянно делает по собственной инициативе, поступает неэтично. С другой стороны, здесь не ценят скромность. Вполне этично, по американским стандартам, говорить о собственных достоинствах и достижениях, даже несколько преувеличивая их. Надо улыбаться почаще, как это в любом удобном случае делают американцы. Известно, что каждая страна, каждый народ имеет свои правила поведения и свои традиции. Надо сказать, они не всегда заведомо хуже тех, к которым мы привыкли. И ничего не следует обобщать, ничему не надо удивляться. Просто принимать как данность. Убеждена, чтобы стать своими в этой стране, нам надо просто быть более терпимыми и стараться научиться у американцев всему, что не противоречит нашим моральным устоям и критериям поведения.