Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Орландо
Портал русскоговорящего Орландо
Русская реклама в Орландо
Портал русскоговорящего Орландо
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

По Америке с Владимиром Познером

Автор: Людмила Баршай

Люди старшего поколения, к которому принадлежу и я, любили путешествовать по миру с Юрием Сенкевичем, по Америке – с Ильфом и Петровым, узнавать о разных странах из путевых и из «непутевых» заметок наших известных телепутешественников...

Сейчас у людей есть другие возможности. Было бы желание, силы и деньги -поезжай в любую точку планеты. И все же - авторитет Владимира Познера для меня настолько велик, его мнение по любому вопросу настолько интересно и оригинально, что, взяв в руки книгу «Одноэтажная Америка», написанную им в соавторстве с американцем Брайаном Каном и популярным российским телеведущим Иваном Ургантом, прочла её на одном дыхании. А потом, возвращаясь к отдельным главам, размышляла, перечитывала вновь и вновь.

«Одноэтажная Америка» - это осуществившаяся мечта В.Познера, мечта, к которой он шел в течении многих лет, с тех самых пор, когда прочитал книгу И.Ильфа и Е.Петрова «Одноэтажная Америка» и загорелся желанием повторить их путешествие по Америке.

Владимир Познер в особом представлении не нуждается. Его помнят и знают ещё со времён первых телемостов, которые он вёл с Филом Донахью. Совсем недавно Познер отметил своё 75-летие. Он родился в 1934 году в Париже. В 40-м году семья бежала от фашизма в Америку. После войны семья переехала в ГДР. С 1952 года Познер живет в СССР. Закончил МГУ, был литературным секретарём С.Маршака, ответственным секретарём журналов “Soviet Life”, “Спутника”, комментатором Главной редакции радиовещания на США и Англию Гостелерадио, регулярно выступал на разных каналах американского телевидения, а с 1991 года в течение шести лет в США вел программу на кабельном канале CNBC.

Oн профессионал с уникальной журналистской судьбой и своим, неподражаемым, журналистским почерком, что обеспечивает ему многолетнюю популярность. Полиглот, теле и радиоведущий, автор книг и фильмов.

Его мнению об Америке можно доверять, с ним трудно не согласиться.

«Совершенно чёрный таксист, которого мы снимали, оказался личностью прелюбопытной. Он приехал когда-то с Берега Слоновой Кости, совмещает свою работу с выступлениями возглавляемой им музыкальной группы, продемонстрировал нам образец своего искусства (рэп), а на вопрос:”Что для вас значит быть американцем?”- ответил так:

-Значит, быть тем, кем хочешь, делать то, что хочешь, быть свободным, если только ты этим не ограничиваешь свободу другого.

Сомневаюсь, чтобы такое сказал бы таксист любой другой страны. И не только таксист».

«Рассматривая американскую толпу, легко было убедиться в том, что ныне курить в Америке - не «кул», не круто. Даже на воздухе, где, в отличие от любых публичных помещений, курение не запрещено, почти не видно дымка, не слышно запаха горящего табака. В этом Америка преуспела. Как же добились этого?

Понятно, не тем, что сумели довести до сознания всех вред курения- об этом знают даже аборигены в Австралии, но мир меньше курить не стал. Дело в другом: в Америке сумели сделать так, что курение оказалось немодным, чем-то скорее не совсем приличным, как ковыряние в носу. Сумели сделать из некурящего человека пример для подражания- и именно здесь это сработало как нигде в мире.

Американцы считают себя абсолютными индивидуалистами, полагают, что их страна, как никакая другая, прославляет и превыше всего ценит индивидуальность. Это - миф. Нет второго народа, который был бы так готов следовать моде, встроиться в то, что становится эталонным. Модно бегать трусцой? Вся нация бежит, тяжело переводя дыхание. Модно худеть? Нация тратит миллиарды долларов на приобретение чудо-лекарств, от потребления которых вы похудеете на неслыханное количество паундов за две недели. Моден в этом году жёлтый цвет -вся нация желтеет, словно лес осенью... И, конечно, американцы остаются жующим народом. Рот у них занят постоянно - не только жвачкой, но чипсами, хот-догами, конфетами, мороженым, орешками и тому подобным».

«Жара стояла такая, что под ногами асфальт слегка подавался. Очередь тех, кто желал попасть внутрь Мисс Либерти, расстянулась на несколько сот метров. Мы все заметили, что американцы смотрят на эту леди влюблёнными глазами, но ещё не понимали, что являемся свидетелями лишь одного из проявлений американского патриотизма. Я вдруг вспомнил слова одной известной американской киноактрисы, сказанные вскоре после 11 сентября 2001 года:

-Знаете, если бы террористы взорвали статую Свободы, это было бы для нас хуже, чем то, что случилось с башнями-близнецами. Мы бы сошли с ума от горя и гнева».

«Мы поплыли к Эллис-айленду и Музею иммиграции. Место это необыкновенно интересное, оно представляет посетителю возможность как бы стать одним из тех 12 миллионов, кто прошёл здесь между открытием этого фильтрационного пункта в 1892 году и его закрытием в 1954-м. Необычно наглядно представлены пути иммиграции: откуда, в какое время и из каких стран шла иммиграция, но, пожалуй, больше всего производит впечатление один экспонат, который отражает самую суть американского эксперимента. Представьте себе сделанный из пластмассы рифлёный американский флаг длиной метров десять и порядка трёх высоты. Приближаясь к нему с одной стороны, вы видите звёздно-полосатый стяг США, но когда вы начинаете продвигаться вдоль него, вместо флага начинают появляться лица - чёрные, белые, жёлтые, мужские, женские, старые, молодые, детские, тысячи, десятки тысяч лиц тех, кто прошёл здесь, кто приехал иностранцами, а потом, попав в американский «плавильный котёл», стали американцами. А потом, пройдя в обратном направлении, вы видите, как лица постепенно сливаются в американский флаг. Кстати, о «плавильном котле». За годы жизни и работы в Америке мне стало казаться, что котёл начал барахлить, он уже не так уж и плавит. Скорее, можно говорить о «салате», разные части которого не сливаются воедино, а существуют рядом, всё ещё образуя нечто перемешанное, но не цельное. ... скажу, что для человека, который хочет понять, нет, - почувствовать Америку, - посещение Эллис-айленда совершенно необходимо».

«-Американская мечта существует по-прежнему?

-В каком-то смысле да. А в каком-то её не существует уже давно. В 1890 году тогдашний президент Резерфорд Хейз на встрече с миллионерами сказал: «Согласитесь, в нашей стране, Америке, давно нет правительства народа, созданного народом и для народа, как говорил об этом Линкольн в своей известной геттисбергской речи. Это страна богатых для богатых». А сегодня можно добавить: и корпораций.

-Существует ли некий средний американец?

-Думаю, лучше всего под определение среднего американца подходит человек, который много смотрит телевизор, особо не читает газет и страдает избыточным весом... Думаю, средний американец привык говорить то, что он думает, безо всякой опаски. Если ему сказать: - не говори этого, то средний американец ответит: -это же Америка, у всех есть право на своё мнение. Американцы, конечно, наивны, это факт, и мы, европейцы, посмеиваемся над ними с высоты своего многовекового опыта. Мы, европейцы, скорее скептичны, а то и циничны, мы-то знаем, что старайся не старайся, всё равно не получится, или получится не то, чуть ли не каждое предложение - это я имею в виду Россию - начинают с отрицания, со слова «нет», например, «нет, но...».Американцы никогда не начинают с отрицания. Мы ищем доводы в пользу того, что данное предложение осуществить невозможно, американец сразу ищет способы, как добиться поставленной цели. Мы знаем, что ничего не получится, а он, американец, этого не знает - и потому у него это получается, и Америка оставляет всех далеко позади. Иногда незнание оказывается необыкновенно полезным, мощным стимулом прогресса: ведь если не знать, то...

Американская демократия в значительной степени родилась в противовес общепринятому мнению, что существующий монархический порядок незыблем. Это мы сегодня легко и непринуждённо оперируем такими терминами, как «права человека» и «свобода печати», но когда эти понятия появились в Билле о правах в декабре 1793 года, это было неслыханно, невероятно, невозможно. Только американцы того времени, особенно Томас Джефферсон, не знали об этом».

«Американский смех, в общем, хороший, громкий и жизнерадостный, иногда всё-таки раздражает... Американцы смеются и беспрерывно показывают зубы не потому, что произпшло что-то смешное. А потому, что смеяться - это их стиль. Америка - страна, которая любит примитивную ясность во всех своих словах и идеях... Смеяться лучше, чем плакать. И человек смеётся. Американцы давно поняли, что встречать человека улыбкой создаёт позитивный фон, поднимает настроение. И в самом деле, лучше смеяться, чем плакать, особенно, когда живёшь в предельно конкурентной среде, которая требует от человека, чтобы он постоянно выглядел на все сто, а если можно, на все сто двадцать».

Цитировать “Одноэтажную Америку”, а я бы сказала, Америку Познера, можно бесконечно, потому что интересно и увлекательно всё. Автор - человек непафосный. Новые мифы об Америке он не создаёт и не утверждает, что именно эта страна должна и будет править миром. Но некоторые выводы всё-таки просматриваются. То, о чём в своё время говорил Черчилль: - да, у демократии много недостатков, но ничего лучшего в мире пока не придумано». У Америки тоже достаточно недостатков, но пока и до сих пор - она, словами Линкольна, «последняя надежда на земле».