Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Орландо
Портал русскоговорящего Орландо
Русская реклама в Орландо
Портал русскоговорящего Орландо
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Александр Качин планирует изучать историю, а пока сам является ее творцом

Автор: Дмитрий Горошин

Бывший одессит Саша прослужил в американской армии уже почти четыре года. За это время он успел дважды оказаться в Ираке и также дважды получить ранения.

Несмотря на то, что Саша родился на Украине, своей страной сейчас он считает Америку, поскольку переехал сюда, когда ему было всего 11 лет. В 17, еще учась в школе, он подписал контракт о службе в армии. В то время ему хотелось приключений, почувствовать себя героем, а также он считал себя должным отдать долг стране, которая гостеприимно приняла его семью и обеспечила всем необходимым..Александр подписал контракт в 2003 года, когда как раз начались военные действия в Ираке.

- Как восприняли твое решение родные?

- Сразу после окончания школы, в июне 2004 года я пошел служить на четыре года. Мама моя, конечно, очень волновалась, думала, что меня сразу отправят на войну. Со временем, она просто поняла, что это хороший опыт для меня. Армия, в самом деле, хорошая школа: там трудно и нужно быть дисциплинированным и надо самого себя испытать. Разговор о том, что я могу оказаться в Ираке, конечно же, был. Как ни странно, я нисколько не волновался по этому поводу. Наоборот, думал, что это будет настоящим приключением.

- Совсем не было страшно?

- Стало страшно в декабре, когда я закончил учиться в школе пехоты, и мне сказали, что в марте я поеду в Ирак. Тогда для меня это был настоящий шок. Мы отправились к месту службы на корабле, находились долгое на борту . В самом Ираке были всего месяц. Притом оказались в пустыне, где совсем ничего не было: ни военных действий, ни людей, лишь небольшое количество бедуинов. В то время перед поездкой я был немного напуган, поскольку у меня не было боевого опыта. А когда отправились во второй раз, уже совсем не было страшно: я уже знал, чего ожидать. До этого мы 10 месяцев тренировались в Северной Каролине и Калифорнии, и я точно знал, что поеду в Ирак.

-Ирак оказался таким, как показывают по телевизору, как ты себе его представлял, или совершенно другим?

- Там идет партизанская война, и это скучно на самом деле. В новостях это не показывают. Почти все время ты просто сидишь и ждешь. Больше всего времени проводишь строя бункеры, роя окопы или моя машины. Иногда патрулируешь улицы. За 6 месяцев там, если взять весь наш отряд, то мы участвовали непосредственно в боевых действиях лишь 27-29 часов.

 

- Возможно, этот вопрос нужно адресовать политикам, но все-таки, на твой взгляд, целесообразно ли увеличение военного контингента в Ираке?

-Александр Качин Для того, чтобы вести такую войну, как там, надо не давать противнику продыха, то есть постоянно патрулировать территорию. Нельзя террористам давать возможности покупать оружие, тренироваться, заниматься кражами и разбоем. Очень часто, чтобы платить за свои операции, они прибегают к криминалу. К примеру, воруют машины у мирного населения, и на деньги от продажи покупают оружие. В Ираке сейчас недостаточно наших солдат. По телевизору говорят, что вроде бы много людей в Ираке, но на каждого солдата в патруле нужно иметь как минимум еще несколько человек. Я тоже не очень хочу ехать в Ирак, но правда такова, что для быстрейшего завершения операции наш военный контингент там нужно увеличить.

- По твоим словам, американским войскам противостоят просто криминальные элементы, а вовсе не люди, отдающие себя какой-то идее или мстящие за гибель Саддама Хуссейга. Есть ли в Ираке партизаны, которые вооют с вами действительно по идейным соображениям: исламисты, противостоящие иностранному вторжению?

- Ой, там столько всего намешано! Есть банды, которые якобы воют за свободу, другие просто занимаются криминалом. Мне даже кажется, что иногда сидят там молодые пацаны на лавочке, им нечем заняться, вот они и идут развлечься- пострелять в иностранцев.

- Но в Ираке ведь есть правительство, власть...

Американская армия- Именно в том городе, где я был, полиция есть, но она не дееспособна. Иракская армейская группировка довольно часто патрулировала наш участок. Они, конечно, не американские солдаты, но тоже помогали нам. Сейчас иракскую армию из нашего района перевели служить в Багдад, потому что там требовалась военная поддержка. Безопасность и стабильность в Ираке с тем количеством солдат, которые там есть сейчас, вряд ли сделать в ближайшее время. Например, в том районе, где я служил, мы большую часть времени проводили охраняя себя, чем гоняясь за бандитами. Там пока царит беззаконие: у кого есть оружие, тот и главный.

Если мы не приложим сейчас все усилия, чтобы победить, зачем тогда вообще нужно было начинать строить в Ираке демократическое государство. А чтобы действия американской армии в Ираке были эффективными, мы должны патрулировать все районы постоянно и довольно часто. В прошлый раз я был на севере и юге Ирака, там все спокойно. А вот на территории вокруг Багдада и творится самый настоящий “дурдом”. На всей остальной территории страны все нормально.

- Приходилось ли тебе стрелять в людей?

- Да, но мне повезло в том, что я не видел, в кого стреляю. Я просто видел, откуда стреляли в нас, и стрелял туда. Я ни разу не видел человека, в которого стрелял.

- Ты ведь миролюбивый человек, который никогда не стрелял раньше. И вот ты попадаешь в зону боевых действий, и тебе нужно защищаться, стрелять.Трудно ли было выстрелить в первый раз, приходилось ли тебе переступать через себя?

- На тот момент у меня было столько тренировки - я уже больше двух лет тренировался, что просто не думал об этом. Это как у актеров, которые столько репетируют, что когда им нужно делать что-то для записи на камеру, они про это даже не думают. У меня не было никаких проблем, потому что по мне стреляли: если бы я по ним не стрелял, меня бы просто убили.

- Приходилось сталкиваться с ситуацией, когда ты переживал какие-то психологические проблемы?

- На самом деле там гораздо больше проблем было связано с тем, что мы не спали, не всегда вовремя ели, редко мылись, постоянно работали и уставали от этого. От самих боевых действий усталости не было. Мы прошли очень хорошую подготовку. Очень хороший отряд у нас был. За все время в Ираке всего один-два парня у нас попались, которые либо струсили, либо больше не смогли воевать..

- Американская армия считается самой боеспособной в мире, согласен ли ты с этим?

- Полностью! У нас была очень хорошая поддержка, очень хорошее снабжение, оружие, которое мало у кого в мире есть. Тренировка прекрасная. До того, как отправиться в Ирак, мы тренировались в Калифорнии, где построен настоящий город, такой какие есть в Ираке. Работать там наняли людей, родившихся в Ираке. И они играют роль гражданского населения. Это было то же самое, что по-настоящему быть в стране. Я никогда про такое не слышал раньше. Тебя специально погружают в среду, где ты чувствуешь себя будто бы ты действительно в Ираке, и постепенно привыкаешь к этому и относишься ко всему нормально.

- Как мирное население Ирака относится к присутствию американских солдат?

- Думаю, когда я приехал в Ирак, к нашим там уже привыкли. Мы уже им совсем не мешаем. Если мы едем, отходят с дороги, пропуская нас, если идем пешком, тоже не встречаем никаких препятствий.

- Встречал ли ты людей, которые говорят по-английски?

- Я был в очень бедных районах, и это был очень маленький город, практически деревня и там никто по-английски не говорит. С нами был переводчик, а местным английский ни к чему.

- Ну, а если в магазин сходить нужно было?

- Мы к ним в магазин не ходили. У нас все можно было купить на американских базах за доллары.

- Для тебя, как человека, выросшего в самой развитой стране мире, не было шоком оказаться в стране, где кругом одни пески и нищета?

- Там не так уж плохо. Там, где мы были, живут, в основном, фермеры. Они нормально живут. Не хочу кого-нибудь обидеть, но это было очень похоже на некоторые деревни в Украине. Так же кругом поля, коровы пасутся, дети идут в школу. Обычно, у каждого дома стоит машина. В общем, с голоду никто не умирает. Да, у некоторых нет электричества, но есть генераторы, это электричество вырабатывающие. Школа функционирует, медицинские учреждения есть, магазины есть. Водопровод там, конечно, неважный. Но, в общем, все нормально. Конечно, по сравнению с США, они бедно живут. Но Украина, когда была частью Советского Союза, была почти такой же. Я вырос в Одессе и был там в деревне - очень похоже.

- Как ты получил ранения?

- Бандиты бомбу положили под капот машины, но основная сила ушла на то, чтобы перевернуть машину, и мы не сильно пострадали. Из пятерых, бывших в машине, одному поломало ноги, мне кусок металла порвал руку, песком поцарапало лицо, вырвало зуб, еще контузило. Машина наша была очень тяжелой, и в самом деле на то, чтобы машину перевернуть, нужна достаточно много взрывчатки. Первый раз меня ранило, и меня тоже контузило, когда небольшая взрывчатка была подложена в машину.

- Тебя два раза хотели подорвать. Не сильно испугался?

- После того, как второй раз была подорвана моя машина, я уже не выезжал с базы на военные действия, и вскоре должен был вернуться домой. Большую часть этого времени я провел в госпитале, лечась от контузии. А от контузии лечат тем, что ты просто лежишь и расслабляешься.

- А друзей приходилось терять?

- Мы потеряли нескольких ребят, но ни одного из них я не знал, и не видел, как они погибли. Некоторых моих друзей ранило и довольно тяжело, но я тоже этого не видел.Даже во время перестрелок я всегда оказывался в другой стороне и не видел, как кого-нибудь ранило или убило.

- Что дала тебе армия. Говоря с тобой, мне кажется, что тебе уже лет 30, или даже больше. Это результат службы в армии?

- Человек действительно мужает в армии. То, о чем я мечтал в 17 лет - прокатиться на крутой машине, выпить пива с друзьями, сейчас уже не имеет значения. Сейчас совсем другие интересы: хочется выучиться, чего-то добиться в жизни.

- Какие у тебя планы после окончания твоего контракта?

- Я хочу изучать историю. Не думаю, что стану преподавателем, просто хочу учиться. И тут мне армия поможет, как минимум деньгами- всем, кто прослужил больше двух лет, дается стипендия - 1500 долларов в месяц, пока ты учишься в колледже. Плюс, многие школы засчитывают кредиты, полученые во время моей армейской учебы. Также есть гранты для участников боевых действий. Все это, думаю, мне очень пригодится.

- Друзья обращались к тебе с вопросами о службе, хотят тоже пойти по твоим стопам - в армию?

- Брат моей подружки пошел служить недавно. Видимо, мои рассказы о службе ему пришлись по душе, и он решил себя испытать. Остальным, конечно, тоже интересно послушать, как и что происходит в армии и на войне, чем я там занимаюсь.

- А ты не хотел бы дальнейшую жизнь связать с армией?

- Конечно, это дело хорошее и почетное, но служить рядовым не так уж сладко. Я бы хотел большего от жизни. Планирую пойти в колледж, а посмотрю, что дальше делать. Думаю, что четыре года, которые я прослужил, все-таки имели какое-то значение для страны и для меня лично.